В крушении эфиопского «Боинга» заподозрили искусственный интеллект

Упавший под Аддис-Абебой эфиопский «Боинг» оказался, так сказать, родным братом лайнера, погибшего в ноябре у берегов Индонезии. Это та же самая, совсем новая модель – Boeing 737 Max. Как и тот самолет, этот упал вскоре после взлета. Бывалые летчики задаются вопросом, не кроется ли причина в том, что на борту было «слишком много автоматики», ведь машиной, по сути, управлял робот?

Потерпевший крушение в воскресенье под Аддис-Абебой «Боинг» оказался интернациональным, если судить по составу пассажиров – полторы сотни человек представляли сразу 35 государств. Поэтому его падение эмоционально задело сразу столько стран. Есть среди погибших, к огромному сожалению, и трое россиян. Это были обычные путешественники.

«Авиакомпания Ethiopian Airlines подтвердила, что на борту ее авиалайнера #ET302, потерпевшего крушение сегодня неподалеку от Аддис-Абебы, находились трое граждан России: Александра Полякова, Александр Поляков, Сергей Вяликов», – сообщило посольство России. Причем молодая семья Поляковых успела перед полетом записать видео.

Как написал портал «Российский Диалог», погибший Александр Поляков был награжден медалью «За возвращение Крыма». Он получил награду от Министерства обороны в апреле 2014 года. Источники сообщают, что в/ч 13140, в которой служил командиром Поляков, –  это 810-я отдельная бригада морской пехоты, которая дислоцируется в Севастополе и в Темрюке Краснодарского края. Что касается третьего россиянина – Сергея Вяликова, то он был известным в Твери спортсменом-парашютистом, пишет «МК».

При крушении также погибли сотрудники Всемирной продовольственной программы (ВПП) ООН, сообщил исполнительный директор организации Дэвид Бизли. «Семья ВПП сегодня скорбит. Сотрудники ВПП находились на борту рейса Ethiopian Airlines. Мы сделаем все возможное для помощи семьям в тяжелое время. Пусть они будут в ваших мыслях и молитвах», – цитирует РИА «Новости» Бизли.

Напомним, в воскресенье утром в Эфиопии потерпел крушение Boeing-737, на борту было 157 человек, никто не выжил. Кроме россиян в числе жертв 32 кенийца, 18 граждан Канады, девять – Эфиопии, по восемь – Италии, Китая и США, по семь – Великобритании и Франции, шесть – Египта, пять – Германии, по четыре – Индии и Словакии, Австрии и Швеции, по двое – Марокко, Испании, Израиля и Польши, по одному – Бельгии, Джибути, Индонезии, Ирландии, Мозамбика, Норвегии, Руанды, Саудовской Аравии, Судана, Сомали, Сербии, Того, Уганды, Йемена, Непала и Нигерии. Национальность еще одного пассажира устанавливается.

В катастрофе погибла почти вся семья депутата словацкого парламента Антона Грнко. «С глубоким прискорбием сообщаю, что моя дорогая жена Бланка, сын Мартин и дочь Михала погибли в результате катастрофы в Аддис-Абебе сегодня рано утром, – написал Грнко. –

 Кто знал их, посвятите их памяти тихое воспоминание».

В самолете находилась гражданка Словакии, работавшая в одной из гуманитарных организаций.

Был на борту и министр итальянской провинции Сицилия по делам культурного наследия и сицилийской идентичности Себастьяно Туза. Он также являлся известным археологом и профессором палеонтологии в одном из университетов Неаполя. Туза ехал в Кению в рамках проекта ЮНЕСКО в сопровождении двух волонтеров.

Сама корпорация «Боинг» пока не комментирует техническое состояние упавшего самолета. Там готовы оказать поддержку в связи с катастрофой, сказали ТАСС в пресс-службе компании. Сообщается, что разбившийся лайнер совсем новый – он начал летать в 2016 году. Он точно такой же модели, как и самолет индонезийской авиакомпании «Лайон Эйр», который упал несколько месяцев назад в Яванское море. Тогда погибли 189 человек. 

Заместитель главного редактора журнала «Авиапанорама», заслуженный военный летчик России Владимир Попов считает, что причиной падения могла быть некорректная работа автоматики, которой напичканы последние модели.

«Автоматика должна помогать человеку, но не заменять его полностью. Контролировать и предугадывать работоспособность самолета надо очень внимательно. А пилоты зачастую расслабляются, когда включают кнопку автоматического управления, и перестают контролировать работу самолета», – пояснил он в интервью газете ВЗГЛЯД, отметив, что в этом случае плюсы автоматики превращаются в минусы.

Попов видит прямую аналогию с катастрофой в Индонезии, где также примерно через 10 минут после взлета пропала связь с самолетом той же самой модели.

«Как и в Индонезии, этот самолет порядка шести–восьми минут успел пролететь. Пока по тому разбору все-таки принято решение, что автоматика действовала алогично. И были даны указания – доработать, снять некоторые системы, перепрошить программу, уточнить логику работы автоматических систем управления. Но не исключено, что появились новые нюансы этой же программы. Она очень перегружена», – отметил Попов.

«Это достаточно новый самолет, который, возможно, еще не выработал всех своих, как мы говорим, «ошибок» – тех, которые возникают по технологическому плану полетов. Одно дело – испытания, вроде бы все по нормам выполнено. Но практика всегда остается мерилом истины», – отметил Попов.

Спустя несколько недель после катастрофы в Индонезии авиакомпания S7 (единственный авиаперевозчик в России, в чьем парке находится два Boeing 737 Max) подтвердила: получены рекомендации от компании Boeing. В них говорилось: из-за ошибочных показателей системы контроля полета лайнеры могут самостоятельно уйти в крутое пике. «В S7 поступили в соответствии с нормативами и правилами. Это штатная ситуация», – говорил тогда газете ВЗГЛЯД эксперт Дмитрий Дрозденко, комментируя решение российской компании не отказываться от эксплуатации Boeing 737 Max.

Правда, Владимир Попов не исключает и версий, связанных с недостаточным качеством топлива, и даже с терактом.

«В Эфиопии продолжается вялотекущая гражданская война. Не исключено, что мог быть теракт. Или же слишком близко и неудачно проходили военные учения, стрельбы из ПЗРК. Может, пилот увидел что-то и решил уйти от этого. Попросил разрешения вернуться на аэродром, и тут прекратилась связь», – сказал Попов.

«Сейчас будет много версий. То, что виновато некачественное топливо, тоже пока не исключено. Но маловероятно. Самолет все же долго работал на земле, порядка семи–десяти минут. Потом взлет, интенсивная закачка топлива идет, потом набор высоты, и в течение шести–восьми минут он летел. Так что вряд ли виновато топливо», – добавил он.

Попов все же склоняется к первой версии ­– произошел сбой в искусственном интеллекте самолета.

«Думаю, еще лет 15 надо будет осторожно относиться к искусственному интеллекту, потому что он еще недоработан. Железо есть железо. Человеческий ум более подвижен, более остр и может реагировать эффективнее, чем автоматика. Она должна помогать человеку, но не заменять его полностью. Здесь же, скорее всего, летчики передоверились ей. И в этом случае, и во втором. Еще вспомните малазийский Boeing, который пропал в Южно-Китайском море и уже много лет его ищут. Бесследно исчез. Там тоже виновата работа автоматики, скорее всего», ­– подытожил эксперт.

Источник: vz.ru

Вам также может понравиться...

Добавить комментарий