Спрос на «преступления ненависти» превышает предложение

Настоятель монастыря Всемилостивого Спаса на острове Вашон, штат Вашингтон, США, иеромонах Трифон подвергся нападению неизвестного хулигана.

Будучи на заправочной станции, иеромонах заметил человека, который приближался к нему, с яростью глядя на его нагрудный крест. «Когда он увидел крест, он как с ума сошел», – рассказал отец Трифон. Подойдя к священнику, неизвестный спросил: «Ну как Трамп?» Отец Трифон, человек совершенно аполитичный, с недоумением ответил: «Понятия не имею», – после чего незнакомец ударил в его лицо и сбил с ног. «Я никогда не получал такого сильного удара», – говорит священник.

В данном случае нам, очевидно, скажут, что это просто мелкое происшествие из криминальной хроники. Такое бывает. В любой стране хулиганы совершают бессмысленные акты насилия против самых разных людей. Власти расследуют инцидент. Он произошел на глазах у множества свидетелей, лицо преступника хорошо видно на записях видеокамер, очевидно, безобразника скоро найдут и осудят. Совершенно незначительный эпизод, пролистываем.

Но что если бы жертвой нападения стал не настоятель монастыря Русской православной церкви за границей, а представитель какой-то другой группы?

Нам не нужно напрягать воображение – потому что еще не затих скандал с известным актером Джусси Смоллеттом, который сообщил, что подвергся нападению со стороны двух белых хулиганов, выкрикивавших оскорбления ему как чернокожему и гомосексуалисту. Это «преступление ненависти» вызвало бурю негодования. Побитый актер оказался в центре общественного внимания, пресса наполнилась гневными статьями против ужасающего расизма и гомофобии, которые расцвели в трамповской Америке, люди вышли на демонстрации в его поддержку.

Некоторые сенаторы назвали нападение «современной попыткой суда Линча», Конгресс призвали принять специальный «закон против линчевания». Президент Трамп назвал нападение «ужасным». 

Недавно в Канаде был случай, когда вообще никто никого не ударил – а просто подростки из католической школы состроили кривые и презрительные мины индейцу, одетому в национальный костюм и бившему в барабан. Потом оказалось, что индеец вел себя неадекватно – но ребят уже успели заклеймить на весь англоязычный мир как злобных, исполненных ненависти расистов.

Можно ли ожидать подобной реакции на преступление против отца Тихона?

Вроде бы налицо нападение на человека, обусловленное его принадлежностью к определенному религиозному и национальному сообществу, самое что ни на есть «преступление ненависти». Пожилой и абсолютно безобидный человек подвергся неспровоцированной атаке из-за того, что его внешность и одеяние выдавали в нем священника Русской православной церкви.

Прочитаем ли мы на тех же ресурсах гневные статьи против русофобии и христианофобии, увидим ли обвиняющие персты, указующие на медиа, месяцами забивавшие мозги читателей воображаемым сговором изменника Трампа с этими страшными, ужасными, коварными русскими, которые покусились на американскую демократию?

Увидим ли мы массовую кампанию, в ходе которой Голливуд будут обвинять в насаждении ненависти через образы русских (или даже более конкретно, именно церковных русских православных) злодеев? Вот в фильме «Джек Райан: теневой рекрут» спящие агенты оказываются ревностными православными и приступают к своей миссии по погублению Америки после того, как в православной церкви (прихожанами которой они являются) читают отрывок из библейской книги «Плач Иеремии», где речь идет о гневе Божием на нечестивое царство.

Православная церковь в целом в фильме показана как инструмент злодейской антиамериканской деятельности. Станут ли пресса и Голливуд платить и каяться, ползать на коленях, изгонять всех заподозренных в недружелюбии к русским или православным и клясться, что больше никогда – как это делается, когда их подозревают в недружелюбии к некоторым другим группам?

Нет, такой массовой кампании мы точно не увидим. Возможно, кто-то из американских консерваторов и укажет на этот случай, но ничего столь масштабного, как в ситуации с Джусси Смоллеттом, не будет.

Почему такая асимметрия? Ответ достаточно очевиден: разговоры о «борьбе с ненавистью» – это пропагандистское оружие, а оружие употребляют против неприятеля – не против себя же! Обличение «ненависти», «атмосферы ненависти», «пропаганды ненависти», «ненавистников» – это риторический прием, характерный для совершенно определенной политической среды, и для этой среды священник, да еще и православный, да еще из русской церкви – по определению не может быть жертвой «преступления ненависти».

«Преступления ненависти» – это те и только те преступления, которые могут быть использованы для демонизации консервативных, христианских сил и для продвижения прогрессивной либеральной идеологии.

Если хулиганы напали на гомосексуалиста, то это преступление ненависти, проявление гомофобии, и в этом нападении виноваты все, кто не разделяет либеральных взглядов. Конечно, консервативные христиане не принимали в нападении никакого участия, более того, его безоговорочно осуждают – но, раз они считают образ жизни Смоллетта греховным, они повинны в создании «атмосферы ненависти», надышавшись которой хулиганы и пошли на преступление. Они должны осознать свою вину и пересмотреть свои взгляды. Упираются? Ну, этим они доказывают, какие они злобные ненавистники, которых должны с негодованием осудить все честные и гуманные люди.

Работает ли этот принцип в обратную сторону – «в нападении на священника виновны те, кто критически высказывается о христианстве»? Разумеется, нет. Потому что это вообще не принцип. Это пропагандистский прием.

Любое несогласие с либеральной идеологией – в какой бы мягкой, вежливой и академической форме вы его ни выражали – считается проявлением «ненависти», которое ведет к «преступлениям ненависти». Напротив, сколь угодно яростные нападки на врагов идеологии – это проявление справедливого возмущения против бесчеловечного зла, которое, конечно, ни к каким преступлениям не ведет и вести не может.

Но вернемся к пострадавшему от гомофобов Смоллетту. Следствие установило, что Смоллетт просто сфальсифицировал нападение, подрядив двух бедных иммигрантов из Нигерии, чтобы они изобразили хулиганов. В их доме нашли маски и одежду, которые были на нападавших. 

Конечно, это ни в коем случае не означает, что гомосексуалисты не подвергаются нападениям. Любой человек может стать жертвой преступления. Просто спрос на «преступления ненависти» превышает предложение – и это далеко не первый случай, когда такие преступления фальсифицируются.

Человек искренний и неопытный может легко повестись на этот прием – ты же осуждаешь ненависть и насилие? Тогда ты должен встать в наш строй и под наши знамена! Но стоит отдавать себе отчет, что это прием, и прием жульнический.

Источник: vz.ru

Вам также может понравиться...

Добавить комментарий