Религиозным призывникам придется отдать священный долг в армии

Очередной призыв в Вооруженные силы, начавшийся 1 апреля, коснется десятков тысяч человек. Но что делать тем, кто по религиозным соображениям не желает брать в руки оружие или даже уже является священником? Как служат в Российской армии «святые отцы» и как относятся к ним в армиях других стран мира?

Порядок отсрочки священнослужителям в России регламентируется постановлением правительства №1004 от 2012 года. (В 2008 году тогда еще президент Медведев отменил все отсрочки от службы в армии священнослужителям, что вызвало негативную реакцию патриархии). Сейчас священники пользуются этой льготой точно так же, как аспиранты и студенты миряне очной формы высшего обучения – слушателей духовных университетов, институтов, академий и аспирантуры от службы в армии освобождают на период обучения.

А вот семинаристам отсрочки не полагаются (несмотря на статус высшего духовного учебного заведения). Им положена лишь временная отсрочка, как и другим гражданам, в случае наличия беременной жены (на сроке больше 26 недель), необходимости ухода за больным родственником, если в семье есть ребенок-инвалид возрастом до 3 лет.

Правила отсрочек касаются не всех духовных пастырей призывного возраста, а лишь строго определенной группы священников при сане и должности. К ней относится и армейский пост помощника командира воинского соединения по работе с верующими военнослужащими. Если батюшка, имам, раввин или лама занимает штатное место в конфессиональной иерархии или по поручению религиозного объединения занят духовным окормлением воинства, на срочную военную службу его не призовут.

Чтобы реализовать право на отсрочки, представителям религиозной конфессии необходимо соблюсти несколько требований. Заранее составить список потенциальных «отсрочников» и за три месяца до начала призыва передать его в правительство. Там документ изучат и за 30 дней до солдатского набора переправят в Минобороны. А окончательное решение, кого из священников не брать в армию, выносит призывная комиссия военкомата. Поскольку отсрочка предусмотрена для священнослужителей в целом (это 150 человек), квоту на нее делят между четырьмя основными конфессиями в России.

«Право на отсрочку от службы в армии в РПЦ сейчас использует около пяти человек за призыв из числа священников диаконата, – рассказал газете ВЗГЛЯД председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами протоиерей Сергей (Сергей Владимирович Привалов). – Клирики, рукоположенные в сан, как правило, либо еще проходят обучение в высших духовных заведениях, либо уже старше 27 лет, либо (и таких большинство) уже отслужили в армии.

Семинаристов после первого–второго курса призывают в ряды Вооруженных сил на общих основаниях, и они охотно идут служить. Церковью им не возбраняется брать в руки оружие, ведь они еще не рукоположены в сан, а значит, не попадают под соответствующие запреты. После службы в армии семинаристы продолжают свое духовное образование на прежнем месте обучения».

Как таковых специализированных армейских подразделений, где могли бы обособленно проходить воинскую службу священнослужители или семинаристы, не существует. То есть духовных полков или рот в составе ВС РФ нет.

Каким-то обособленным подразделением можно считать разве что православный солдатский хор «За Веру и Отечество» 45-го инженерно-саперного полка, который был организован в 1993 году по инициативе игумена Варнавы (Столбикова). Сыграла свою роль и близость от места дислокации полка в Арсахи (Владимирская область) Зосимовой пустыни, и поддержка подобной идеи тогдашним начальником инженерных войск генерал-полковником Владимиром Кузнецовым. В хоре – 45 человек, многие из которых являются солдатами срочной службы, большей частью это вчерашние семинаристы. Сейчас хор сменил место дислокации – перебрался в село Николо-Урюпино Красногорского района Подмосковья, но по-прежнему является подразделением в/ч 55591 инженерных войск.

Еще одно «святое место службы» – воинская часть ПВО, дислоцированная на Валаамском архипелаге.

Еще в 1995 году, в соответствии с соглашением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго и Минобороны РФ, было разрешено прохождение воинской службы насельникам Валаамского монастыря в местной в/ч. Поскольку местных благочестивых православных юношей призывного возраста было немного, частичное укомплектование подразделения проводится за счет семинаристов, приходских алтарников и пр. (там их называют «монахи»). При том, что у солдат на Валааме есть возможность еженедельно причащаться в храме и посещать некоторые богослужения, но службу для верующих никто не отменял – и если выпадает дежурство или наряд, церковные праздники в расчет не берутся.

С особой охотой берут служить семинаристов и в Кремлевский полк, но особых поблажек нет и здесь. Критерии отбора общие – рост, внешность, исполнительность (считай – послушание), верность присяге. Служба точно такая же, как и у остальных солдат. Бонус – посещение богослужений в свободное от службы время, например, Благовещенского собора. Впрочем, сейчас практически в каждой воинской части или близ ее территории есть церковь или часовня, даже в единственно оставшемся в ВС РФ 28-м отдельном дисциплинарном батальоне (п. Мулино, Нижегородская обл.) есть церквушка и молельная комната для мусульман.

Еще, как рассказал протоиерей Сергей, в воинских частях, где есть должность помощника командира по работе с верующими военнослужащими и построены храмы, солдат из семинаристов прикрепляют к ним для совершения богослужений и работ на территории культовых объектов. Но они продолжают оставаться в распоряжении своего командира и подчиняются его командам и распорядку дня армейского подразделения. Офицеры зачастую закрывают глаза на участие подчиненных в церковных службах и не возражают против их занятости не совсем служебной деятельностью.

Что происходит на этот счет в других странах?

Самый многочисленный отряд армейских священнослужителей существует в армии США – это действующие капелланы, которые носят еще и офицерские звания. С учетом того, что американская армия является профессиональной, проблем с отсрочками там нет как таковых, а кандидатов стать военным священником достаточно. В армии США насчитывается около 5000 капелланов, из которых 3300 в войсках и еще 1650 в резерве. Аппарат военных капелланов организационно замыкается на министерство обороны. При нем существует Совет по делам капелланов, который осуществляет руководство всеми подразделениями религиозной службы. Высшее звание у капелланов видов вооруженных сил – генерал-майор (контр-адмирал).

Подготовка кадров осуществляется в Центре военных священников (Форт-Манмут, штат Нью-Джерси), где кандидаты проходят вначале трехмесячный курс обучения, а спустя шесть–десять лет повышают там же квалификацию, чтобы занять более высокую должность. При том, что капелланы в армии США имеют офицерские звания и носят военную форму, оружие им не положено, как и навыки его владением. Наиболее перспективные проходят подготовку в военных училищах по расширенной программе, а также в гражданской аспирантуре.

Практически аналогичная ситуация со священниками в армии и в остальных странах НАТО, где из 28 стран-членов призыв сохранен лишь в Греции, Турции, Эстонии и Норвегии. В той же Турции воинской обязанности подлежат все мужчины, достигшие 20-летнего возраста, которые не поступили в высшие учебные заведения. С учетом большого количества призывного контингента в стране, где считается священным долгом отслужить в армии (12 месяцев), проблемы с призывом нет, и у новоиспеченного имама нет нужды надевать военную форму.

Несколько иная ситуация с призывом священников в армию Грузии – той самой страны, где так стремятся, если верить властям, вступить в НАТО. Однако, как выясняется, служить в грузинской армии хотят не слишком многие и с радостью пользуются для «откоса» религиозными поводами. В этой стране представители православной религии (в отличие от других конфессий) имеют особые привилегии.

Еще несколько лет назад между Грузией и ГПЦ был заключен конкордат, признающий особую роль православной церкви, в том числе по официальному праву не призываться в армию священнослужителям.

В стране появилось немало организаций, выдающих справки молодым людям о том, что они являются служителями той или иной религии и имеют право избежать воинской службы.

По словам председателя парламентского комитета по обороне и национальной безопасности Ираклия Сесиашвили, если подобная практика сохранится, то «у нас духовников будет больше, чем солдат».

Инициатива главы профильного комитета «сохранить численность призыва» вызвала неоднозначную реакцию в грузинском обществе. Ряд политических организаций признала ее дискриминационной. Движение «Гирча» (шишка) использует для привлечения молодой части электората лозунг «Ряса или гимнастерка». Зарегистрировав неправительственную организацию «Библейская свобода», «Гирча» массово выдает справки, согласно которым ее члены являются духовниками и оружие в руки брать не будут. За последние полтора года такие справки в Грузии получило около 15 тысяч человек. При этом армия Грузии насчитывает 37 тысяч «штыков», из которых лишь 15 процентов призывников, а остальные являются профессиональными военными.

Законодательство Украины в части призыва в армию позволяет избежать службы не только действующим священникам, но и тем молодым людям, которые сумеют доказать, что не могут брать оружие в руки по своим религиозным убеждениям. Для этого потенциальному призывнику необходимо предоставить соответствующую справку религиозной организации или секты, подтверждающей его членство. Многие священники пользуются этим для пополнения рядов своей паствы. Есть в армии и институт военных священников, которые сейчас называются капелланами и занимают в войсках штатные должности. Сейчас в ВСУ, внутренних и пограничных войсках Украины насчитывается 68 капелланов.

Институт военных священников присутствует практически во всех армиях мира, за исключением Китая и Северной Кореи. В КНР подлежат обязательному призыву и буддийские монахи, и служители других религий, в том числе и православия.

Источник: vz.ru

Вам также может понравиться...

Добавить комментарий