Правозащитник высказался о деле по хищениям в ПАО «Тольяттиазот»

Юрист отметил, что защита пыталась тянуть судебный процесс всеми доступными способами

Вот уже полтора года пресса и специалисты пристально наблюдают
за слушаниями, проходящими в Комсомольском районном суде Тольятти, по делу о
хищениях в отношении владельцев ПАО «Тольяттиазот». В нем более 500 томов,
более 100 свидетелей и одна история о загадочном файле. Во всех этих существенных
деталях разобрался истец этого дела, адвокат Московской городской коллегии
адвокатов Александр Низов, представляющий АО «ОХК «Уралхим». Юрист рассказал о
ходе процесса, в котором прения сторон завершились 18 июня.

По словам адвоката, слушания длились полтора года по веским
причинам. Когда дело поступило в суд, письменных материалов набралось на 500
томов. На стадии изучения этих документов, после которой идут допросы свидетелей,
истцу стало понято, что защита попытается затянуть процесс.

Как рассказал Низов, после того, как сторона
государственного обвинения начала оглашать письменные материалы дела, защитники
обвиняемых и представители ТОАЗа выразили суду недовольство тем, что, по их
мнению, процесс идет слишком быстро. Они «чуть ли не секундомером фиксировали
время, затраченное обвинителями на оглашение тех или иных материалов», —
добавил адвокат.

Низов также отметил, что в списке обвинительного заключения
оказалось 222 свидетеля. Однако прокуроры опросили меньше 100 человек, так как
их показания были наиболее ценными.

«С учетом того, что значительное количество свидетелей на
момент допроса продолжали работать на «Тольяттиазоте», они находились в сложном
положении, и, без всякого сомнения, под серьезным прессом со стороны
руководства своего предприятия, которое и в ходе предварительного следствия, и
на стадии судебного разбирательства предпринимало значительные усилия, чтобы
воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу»
, – подчеркнул Низов.

Защитникам, по данным адвоката, разрешали по нескольку раз
оглашать материалы дела. Как отметил Низов, адвокатам подсудимых ни разу не запретили допросить своих
свидетелей, которые приходили в суд. У адвоката создалось впечатление,
что его процессуальные оппоненты «тащили» на заседания обычных прохожих, чтобы
тянуть время. В результате, во время судебного следствия по просьбам защиты допросили
больше 10 специалистов разных научных сфер. Юрист также отметил, что
прокурорская команда работала слаженно и профессионально.

«Активная позиция в процессе и блестящее знание материалов
дела позволили обвинителям в ходе допросов получать от свидетелей ценные,
обличающие подсудимых показания, зачастую при явном желании самих свидетелей
ограничиться лишь набором формальных сведений, сообщаемых суду»,

– сообщил Низов
Российскому агентству правовой и судебной информации.

Юрист также прокомментировал тот факт, что адвокаты
обвиняемых говорили о том, что права участников процесса со стороны защиты серьезно
нарушили в ходе суда. Низов обратил внимание на то, что подобные заявления
часто используют как способ защиты клиента. Адвокаты стараются заставить суд
рассматривать не обстоятельства дела, не доказательства, а «список обид» стороны защиты. С
его помощью юристы обвиняемых, по мнению Низова, давят на суд.

«В результате, о любом негативном, с точки зрения защиты,
процессуальном событии, например, об отказе в удовлетворении ходатайства,
адвокаты заявляют как о нарушении их прав. Хотя, принимая такое решение, суд
просто реализует полномочия, предоставленные ему действующим процессуальным
законом»,
– заметил правозащитник.

Он также рассказал о том, что во время заседаний суд
несколько раз отказывал в ходатайствах как прокурорам, так и истцу. Это, Низов
и его коллеги воспринимали, как рабочие моменты.

Адвокат также высказался и о том, что защита заявляла, что суд
отклонил почти все ее ходатайства. Он сообщил, что к делу приобщили несколько десятков
томов по просьбе адвокатов подсудимых, и поинтересовался: «какое же это
нарушение прав на защиту?».

У юристов подсудимых был и другой упрек к суду, касающийся того,
что не всех свидетелей допросили. В частности, свои показания не предоставили
иностранные граждане, которые, по мнению зашиты, могли рассказать о ценах на
аммиак и карбамид. Низов высказался и по этому поводу, подчеркнув, что: «суд
допросил всех свидетелей, чью явку в суд защитники обеспечили. В финальной
стадии процесса один из адвокатов действительно заявил о необходимости срочно
вызвать на допрос с десяток иностранных граждан, проживающих в самых разных
государствах. Фактически защитник после полутора лет судебного процесса, в его
финальной стадии, представил список иностранцев, имена которых вообще никаким
образом не упоминались в процессе. Кто они такие, какое отношение к делу имеют?
Никакого внятного объяснения защитник не представил».

Адвокат подчеркнул, что защита предложила суду вызвать этих
людей на допрос через электронную почту, а «незадолго до заявления ходатайства,
тот же адвокат буквально инструктировал суд, как правильно следует вызывать в
процесс участников судопроизводства, являющихся иностранными гражданами», –  добавил Низов.

По его мнению, заявления защиты о том, что суд старается
завершить дело как можно быстрее, беспочвенны.

«В какой-то момент процесса, суд, идя навстречу, в первую
очередь, стороне защиты, перешел в режим рассмотрения уголовного дела в
непрерывном процессе. Вызвано это было заявлениями самих защитников, что им
требуется больше времени для представления доказательств. Суд им это время
предоставил, фактически установив, что каждый рабочий день будет посвящен
исключительно представлению доказательств стороной защиты. И что вы думаете,
защитники сразу начали болеть, участвовать в других процессах, да и просто
срывать судебные заседания», – заметил Низов.

Его сторона, как рассказал адвокат, в результате заявила,
что защита злоупотребляет своими правами. Юрист считает, что компания,
признанная потерпевшей по этому делу, имела право, чтобы сроки его рассмотрения
были разумными. В конце концов защите больше нечего было предоставить суду в
качестве доказательств или, как отмечает Низов, их имитации, поэтому судебное
следствие завершилось.

Ответил юрист и на вопрос о том, действительно ли в основу
обвинения легла «комплексная экономико-правовая» экспертиза, с которой
подсудимые были не согласны. По его словам, одно доказательство не может
повлиять на решение суда, ведь это «противоречит и букве, и самому духу закона».

«Предмет доказывания по настоящему делу весьма обширен.
Экспертное заключение имеет отношение только к части обстоятельств, подлежащих
доказыванию. Значительное количество обстоятельств, подлежащих доказыванию,
были установлены совсем другими доказательствами: документами, изъятыми в ходе
обысков и выемок, обширнейшей электронной перепиской, показаниями потерпевших и
свидетелей»,

– объяснил Низов.

Юрист поведал, что защита, решив, что все обвинение основано
на экспертном заключении, пыталась его опротестовать. При этом именно адвокаты
подсудимых предоставили доказательства того, что экспертиза была состоятельной
и законной. Низов также подчеркнул, что ему трудно представить, что этот
процесс негативно сказался на работе «Тольяттиазота». Он считает, что ущерб предприятию
наносил «кабальный 20-летний контракт на эксклюзивную продажу продукции
единственному покупателю, ценовой диктат, систематический вывод денежных
средств, недофинансирование, плохое техническое состояние агрегатов и простой
мощностей, незаконная продажа ценных производственных активов, которые
«Тольяттиазот» вынужден теперь арендовать у офшора». Низов обратил внимание и на
то, что ТОАЗ дошел до такого состояния из-за собственников и управленцев, а
само предприятие выступает в роли потерпевшего.

Не обошел стороной юрист и тот факт, что по мнению защиты,
которая ссылается на некий электронный файл, обвинительное заключение
подготовили в АО «ОХК «Уралхим». Адвокаты обвиняемых даже просили вернуть дело
обратно прокурору. Низов рассказал, что защита апеллировала свойствами некоего
файла, который есть в их распоряжении. Некоторые СМИ, как подчеркнул юрист,
пытались представить этот факт, как сенсацию. Однако кроме защиты этот файл
никто не видел, даже суд. По его мнению, все это голословное
заявление. Сторона истца будет
реагировать, если защита докажет, что следователь не является автором
обвинительного заключения.

Адвокаты подсудимых также говорят о том, что это дело
возбудили по заявлению «Уралхима», и обвиняют компанию в попытке рейдерского
захвата «Тольяттиазота», а правоохранительные органы, соответственно, в
пособничестве этому. Низов отрицает это заявление, напоминая о том, что «исковые
требования о возмещении вреда, причиненного преступлением и адресованные
подсудимым, лишь в небольшой своей части – это требования «Уралхима»,
заявленные в собственных интересах». А многие требования в интересах Общества
«Тольяттиазот», где у «Уралхима» «скромный пакет акций», больше чем в 10 раз
превышают требования истца. Компания не выдвигала никаких требований, которые
касались бы имущества предприятия или его собственников.

«Мы лишь пытаемся возместить материальный ущерб, причиненный
нашей компании в связи с совершением преступления. В конце концов, мы
коммерческое предприятие и никому не позволим себя грабить»,

– заметил Низов.

Коснулся юрист и сообщений о том, что председателя правления
АО «Тольяттихимбанк» Александра Попова арестовали в рамках другого дела, возбужденного по
статье 210 статье УК РФ (организация преступного сообщества или участие в нем).
Защита уверяет, что ее клиент невиновен. Низов признался, что подробностей дела
не знает, но будет следить за его развитием. Подытоживая, Низов выразил надежду
на то, что суд, который начнет зачитывать приговор 2 июля, признает подсудимых
виновными и удовлетворит требования истца. 

Отдел информации

Источник: utro.ru

Вам также может понравиться...

Добавить комментарий