Получивший Героя России спецназовец стал жертвой грязной фальсификации

Грязная возня началась вокруг награждения званием Героя России легендарного спецназовца Владимира Ковтуна, участника операции по захвату в Афганистане первого ПЗРК «Стингер». Некоторые бывшие солдаты отряда, где служил офицер, утверждают, что столь высокой награды достоин вовсе не он. Другие и вовсе претендуют на свое первенство в захвате ценного трофея. Что в их словах правда, а что вымысел?

После присвоения Владимиру Ковтуну звания Героя Российской Федерации и вручения ему Золотой звезды в СМИ начали всплывать странные материалы. Их можно было бы озаглавить словами героя Юрия Никулина в популярной комедии «Бриллиантовая рука»: «Товарищи! На его месте должен быть я!». Авторы материалов даже приводят некие документы и фотографии с захваченным «Стингером».

Насколько все это правда?

Мнение солдат-срочников

Например, URA.RU 18 марта опубликовало текст с заголовком: «В союзе «афганцев» раскол: «Героя России за Стингер дали не тому». Два участника этого события, тогдашние солдаты-срочники Сергей Жданов и Дмитрий Охоткин, считают, что этой награды более достоин командир группы Василий Чебоксаров, а вовсе не Ковтун.

Действительно, старший лейтенант Чебоксаров согласно приказу по части являлся командиром той самой дежурной досмотровой группы, которая и участвовала в операции. При этом Жданов говорит: «…А Евгений Сергеев и Владимир Ковтун просто полетели с нами, чтобы осмотреть местность для предстоящего выхода». Мол, мы там решали основную задачу, выполнением которой командовал Василий Чебоксаров, а Ковтун и Сергеев увязались за нами.

Однако на самом деле генератором всех идей применения сил и средств в отряде являлся заместитель командира Евгений Сергеев. Утверждения Жданова и Охоткина идут просто от слабой осведомленности рядового солдата первого года службы.

Но еще важнее другое. Участники событий подтверждают, что Чебоксаров находился в ведомом вертолете. О чем это говорит? Как минимум о том, что не он де-факто руководил боевыми действиями – делать это в ведомом вертолете весьма затруднительно. А значит, его роль в данном бою изначально была второстепенной. Иначе говоря, Чебоксаров был лишь командиром досмотровой группы, летевшей на борту ведомого вертолета, но в реальности операцией и боем руководил Сергеев, а кейс с документами о поставке партии ПЗРК «Стингер» захватил лично Ковтун.

Рядовые бойцы, видимо, не догадываются, что приказ о посадке ведущей машины отдал Сергеев. А ведомый вертолет, также по его команде, сел и вовсе тогда, когда «Стингер» уже взяли. Возникает вопрос: а в чем собственно было руководство Чебоксарова? В том, что он смотрел на происходящее со стороны?

Кстати, о награждении Чебоксарова. Когда и Сергееву и Ковтуну завернули сверху представления на Героев, командир отряда подполковник Нечитайло действительно написал представление о присвоении звания Героя Советского Союза ст. лейтенанту Василию Чебоксарову, чтобы хоть кого-то наградить за весомый результат. Оно ушло на самый верх, но было реализовано только награждением Чебоксарова орденом Красного Знамени. Можем предположить, что наверху разобрались, какова была истинная роль старшего лейтенанта Чебоксарова в этом бою.

Мнение полковника Черемискина

Теперь о других претендентах на высокое звание. Eurasia Daily приводит претензии полковника в отставке А.Н. Черемискина в том, что наградили Ковтуна, а не его и его сослуживцев.

А.Н. Черемискин на той самой фотографии с кондиционером

«В одном из боёв в декабре 1986 года на границе с Пакистаном мы взяли у духов очень крупный укрепрайон… Когда зачистили ущелье, пошла досмотровая группа – Игорь Рюмцев, Игорь Балдакин и Салохидин Раджабов. Приходят и приносят ящики. {…} В общем, ребята нашли два «Стингера» и один британский переносной зенитно-ракетный комплекс «Блоупайп». Я докладываю о находке своему начальству, тут же мне ответ: «Высылаем вертолёт!» В нашей роте был фотограф, потому что мы часто снимали местность из засад, и пока ждали вертушку, меня сфотографировали на память со «Стингером» на плече».

И вот тут обнаруживается первый «скелет в шкафу». Обратите внимание на фото, которое приводит Черемискин. При даже беглом рассмотрении видно, что левая часть фотографии явно подверглась обработке. И еще: если это фото сделали прямо в районе боевых действий, то откуда в правой части фото видна стена строения? Может быть, кто-то думает, что это афганский дувал? Должен разочаровать! Это штаб 154 ооСпН, который дислоцировался в Джелалабаде. На фото виден характерный признак – кондиционер. Это «кондей» комбата, что подтвердит любой ветеран отряда.

А что же удалял с фотографии полковник Черемискин? А удалял он памятник погибшим отряда. Уж больно характерный признак!

Нам возразят, что в любом случае у Черемискина в руках «Стингер», и это уже очень веское доказательство. Что ж, попробуем объяснить, как и в какое время сделана эта фотография.

Черемискин через некоторое время после описанного «захвата «Стингеров» попал служить в 154 ооСпН, где командовал 2 ротой. В этой роте проходил службу лейтенант Сергей Лафазан. 16 февраля 1988 г. досмотровая разведывательная группа лейтенанта Лафазана обнаружила в 6 км северо-западнее кишлака Шахидан группу вьючных животных, уничтоженных минами МОН-50 комплекта НВУ-П «Охота». В ходе досмотра разведчиками было захвачено два ящика с ПЗРК «Стингер».

Сергей за эти «Стингеры» был награжден орденом Красного Знамени. Вот с одним из этих «Стингеров» рядом со штабом отряда и сфотографировался Черемискин. Это подтвердил, взглянув на данную фотографию, сам Лафазан, ныне проживающий в Германии.

Черемискин в доказательство своих слов предъявляет и еще одну фотографию. На снимке сделаны подписи его рукой. На фотографии изображен «Стингер» в картонной таре. Однако данный ПЗРК в Афганистане в картонной таре брал только Лафазан! То, что «Стингер» в картонной таре был захвачен Лафазаном, доказывает и еще одна фотография. На ней изображен замкомбрига 15 обрСпН подполковник Безручко во время съемки телесюжета о том, как якобы афганская армия захватила «Стингер». Здесь «Стингер» Лафазана тоже в картонной таре.

Так что же, подчиненные Черемискина ничего не захватывали? Ведь есть еще один свидетель, Игорь Рюмцев, который в еженедельнике «Звезда» рассказывает, как он с подчиненными захватил «первый «Стингер».

Вот фрагмент, описывающий сам факт захвата: «Вот не видная с дороги расщелина – такая, что протиснется лишь один человек. А за ней – пещера, куда явно ступала нога человека. Один остался часовым, еще двое спустились. Через несколько минут снизу послышалось: «Принимай». Там был большой склад, – говорит Игорь Рюмцев. – Те же рации, генераторы и оружие… Но были и две трубы. «Стингеров» мы раньше не видели и не подозревали, что нам повезло. Да и особо радоваться было некогда, вызвали вертолеты, сдали все найденное, а потом нас перебросили на другую точку. Вечером, когда грелись в горах у костра, рация вдруг ожила: из штаба приказали срочно передать данные тех, кто обнаружил пещеру. То, что две трубы – те самые «Стингеры», Рюмцев с товарищами узнал через два дня на базе. Комбриг собрал в клубе личный состав бригады и объявил: в соответствии с телеграммой министра обороны Рюмцев, Балдакин и Раджабов будут представлены к высшим правительственным наградам. Парней поздравляли, хлопали по плечу… Но награды их так и не нашли».

Значит, все же первые «Стингеры» взяли разведчики 66 омсбр? Вот фрагмент статьи, опубликованной в EADaily: «Кроме свидетельств непосредственных участников той спецоперации, есть документальное подтверждение (Черемискин кладёт на стол справку Центрального архива Минобороны РФ за подписью начальника отдела хранения О. Панкова). Читаем: «В наградном листе к Указу Президиума ВС СССР от 23 июля 1987 года, по которому Балдакин награждён медалью «За отвагу», записано: «26 декабря 1986 года при проведении реализации разведывательных данных в провинции Нангархар действовал в составе группы, ведущей разведывательно-поисковые действия. Группа, преодолев сопротивление мятежников, захватив их позиции, обнаружила склад с вооружением, в том числе две пусковые установки ПЗРК «Стингер». Вывод: за мужество и отвагу, проявленные при выполнении боевой задачи по оказанию интернациональной помощи ДРА, достоин награждения орденом Красной Звезды».

Это представление командира 66-й отдельной мотострелковой бригады Жарикова. Почему же комбриг столь невысоко оценил подвиг разведчика? Ведь официально была обещана «Золотая», а он пишет представление на «Красную звезду»! Может быть, у комбрига не все в порядке с головой? Ведь за такой результат в то время и его должны были бы наградить.

ПЗРК «Стингер», захваченный Лафазаном в феврале 1988г.

Более того! При дальнейшем рассмотрении представления врио командующего 40-й общевойсковой армией генерал-майор Греков и вовсе написал: «Достоин награждения медалью «За отвагу». Читаем дальше архивную справку: «Причина, по которой был изменен вид награды, в наградном листе не отражена». Почему генерал согласен всего лишь представить к медали «За отвагу» при том, что это событие же, наверное, было резонансным?

Или нет? Кто о нем слышал? А практически никто, кроме участников событий. Потому что захвачены были не ПЗРК «Стингер», за который и обещали звание Героя, а (см. представление) две пусковые установки ПЗРК «Стингер». Что отнюдь не одно и то же.

И снова цитируем документ:

«В комплект переносного зенитно-ракетного комплекса «Стингер» входит:

– Транспортно-пусковой контейнер (ТПК) с ЗУР, а также оптический прицел, позволяющий проводить визуальное обнаружение и сопровождение цели и определять приближенную дальность до нее.

– Пусковой механизм и блок охлаждения и электроснабжения с емкостью жидкого аргона и электрической батареей».

Так вот именно ракета и представляла в то время интерес для советских ученых (которые должны были понять принцип действия ракеты и разработать способы противодействия), а не пусковые установки (механизмы) без ракет. Именно их, судя по всему, взяли разведчики 66 омсбр. Вот почему, когда именно ПЗРК «Стингер» в комплекте (а не его отдельный элемент) захватили разведчики Шахджойского отряда, за трофеем в Кандагар прислали самолет из Москвы. Ничего подобного в Джелалабаде в конце 1986 года не было.

Единственная загадка

Теперь, казалось бы, все встало на свои места. И все же в этой истории остается одна загадка.

Неужели Рюмцев и Черемискин не знали, что они захватили не комплекс, а только пусковые установки (устройства)? Почему два полковника пошли на подобные инсинуации? Где честь офицера у этих фигурантов?

Можем предположить только одно. Те, кто всячески противодействовал награждению Владимира Ковтуна Золотой звездой Героя России, очень сильно поперхнулись, узнав о награждении. Отсюда и инспирированная грязная информационная атака.

Источник: vz.ru

Вам также может понравиться...

Добавить комментарий