Мы не должны тешить самолюбие неприкасаемых

Появились сразу три новости, связанные с юридической неприкосновенностью высокопоставленных лиц. На Украине неожиданно увидел свет так называемый список Луценко; был арестован (и тут же отпущен) Мишел Темер, недавно покинувший пост президента Бразилии; появилось судебное требование заключить под стражу экс-президента Аргентины Кристину Фернандес де Киршнер. 

Все эти события связаны с темой правового иммунитета. Правда, не во всех упомянутых случаях неприкосновенность осуществляется на законных основаниях. Понятно, что «иммунитет по команде патрона» (случай с переданным генпрокурору Украины списком лиц, которых нельзя трогать без разрешения Вашингтона) законодательством не предусмотрен. А вот насчет официально закрепленной неприкосновенности – тут, как любят говорить в сериалах, накопились вопросы.

Существует внушительная группа стран, где глава государства неподсуден, только пока он у руля. Мишел Темер и Кристина Киршнер, экс-президенты Бразилии и Аргентины соответственно, представляют как раз эту самую группу. Подозрения в получении Темером откатов от некоторых крупных фирм озвучивались еще в момент, когда он президентствовал. Темер, кстати, не первый. Еще одного бывшего президента Бразилии, Лулу Инасиу да Силву, как раз в период правления Мишела Темера отправили на нары. С Киршнер было немного не так, у нее проблем во время нахождения на посту не было, но, как говорится, был бы человек, а статья найдется.

Нашлись статьи и для других бывших лидеров. Германский отставной президент Кристиан Вульф побывал на скамье подсудимых по делу о получении им взятки в размере 720 евро. Бывший президент Перу Альберто Фухимори отбывает 25-летний срок «за коррупцию и другие преступления». Экс-президент Южной Кореи Пак Кын Хе в апреле прошлого года была приговорена к 24 годам тюрьмы и штрафу в 17 млн долларов за вымогательство, получение взяток, коррупцию, разглашение государственной тайны, а также злоупотребление властью (всего в приговоре значится 16 пунктов).

Великобритания, США, Германия – в этих странах лидеры даже не рассчитывают на такую привилегию, как иммунитет на пенсии после отставки. 

А вот безусловным чемпионом мира по количеству неприкасаемых является Испания. Более десяти тысяч судей, политиков, прокуроров, региональных и национальных депутатов, сенаторов, региональных руководителей включены в реестр «надежно защищенных законом от посягательств на их свободу правоохранительными органами». Коррупционные скандалы – практически не сходящая с первых полос прессы пиренейского королевства тема.

Недавняя отставка правительства, сформированного Народной партией, в немалой степени связана с коррупционными делами членов этой организации. Заступившие на вахту социалисты – тоже не без скелетов в шкафу. Но с руководства партий взятки гладки – лидеры и примкнувшие к ним уже побывали на вершине власти и теперь неподсудны.

Но вернемся на родину. Если почитать статью 98 Конституции РФ, то выяснится, что иммунитетом в течение всего срока полномочий обладают члены Совета Федерации и депутаты Госдумы. Но если срок вышел, а переизбраться не удалось, парламентарий становится простым смертным. То есть и подсудным, и подследственным, если что.

Так что объективно, получается, часть условных политиков идет в депутаты исключительно в поисках неприкосновенности, и желательно – на всю оставшуюся жизнь. При наличии хороших финансовых ресурсов – вполне сбыточная мечта. Хотя, как показывает пример сенатора Арашукова, когда речь идет об особо крупных размерах, и депутатский иммунитет не спасает…

И зачем тогда он нужен вообще? Нам недостаточно закрепленной в законе презумпции невиновности или она для депутатов должна быть как-то особо подчеркнута, усилена и возвеличена? Или людям, принимающим законы, надо непременно быть над ними? Чувствовать, что они на тебя не распространяются – это сильно стимулирует выработку норм поведения для других?

При вступлении в силу закона о фейках необходимость в депутатской неприкосновенности вообще отпадает. Есть у кого компромат на представителя власти – несите в следственные органы или публикуйте. В случае возбуждения дела все будет проверено. И подтверждено или опровергнуто. Но если компромат окажется туфтой – тогда уже заведут дело против заявителя. О клевете.

Ну и зачем нам неприкасаемые, если все прекрасно разруливается законодательством? Вероятно, ради удовлетворения снобизма людей, облеченных властью. Мы не должны тешить их самолюбие. 

Источник: vz.ru

Вам также может понравиться...

Добавить комментарий